...Драгоценные вина коллекции в Массандре служат специалистам, обрастают патиной времени и собственной биографией. Вот еще одно свидетельство.

Выпускник курсов по виноделию, которые князь Голицын устраивал в удельном имении Ливадия, А.А. Егоров впоследствии около полувека проработал в «Массандре», значительное время - на Кавказе, воспитал немало  учеников. Какими были его уроки, какое участие принимали в них вина Льва Голицына, ученик А.А. Егорова Л.И. Шлейгер рассказал, когда сам стал учителем:

«Мне посчастливилось попробовать почти все марки вин в коллекции, в основном за двадцатилетие работы с А.А. Егоровым. Он уделял большое внимание органолептической оценке вин, развитию вкуса. Александр Александрович считал, что если винодел не знает вин других регионов, то он недостатки местных будет воспринимать за их достоинства.

В чем отличие вин с небольшой выдержкой от коллекционных? На взгляд (скорее, на вкус) профессионала, в молодости вино малогармонично. В нем часто выступает вяжущий вкус, излишняя свежесть, плохо ассимилированный спирт. В зрелом вине, при длительном хранении его в бутылке (до ста лет) создается полная гармония вкуса. Образуется очень тонки букет и чудесное послевкусие...

Наиболее недолговечные вина – столовые. Обычно к сорока годам они отмирают; то есть превращаются в абсолютно безвкусную болотистую жидкость с повышенным  содержанием летучих кислот… Тем приятнее бывает неожиданность от встречи с живым вином с сохранившимся вкусом и сложным букетом бутылочной выдержки. Таковы «Мускат сухой 1891 г., «Алиготе Ай-Даниль» 1929 г., «Семильон Ореанда» 1929 г. и особенно «Саперави Феодосия» 1878 г. Как у мудрецов, есть особая прелесть в их старости. «Саперави Феодосия» 1878 г. имело рубиновый с гранатовым оттенком цвет, сложный богатый букет с ярко выраженным старением. Вкус вина был легкий, гармоничный, чувствовалось начало увядания».

«Наиболее интересным типом десертного вина в процессе долголетней выдержки яв­ляется токай. Если бы меня спросили, какое вино самое выдающееся, я назвал бы токай 1892 года. Он име­ет темный янтарно-золотой цвет, букет очень слож­ный, яркие айвово-медовые тона. Вкус полный, бархатистый, исключительной гармонии. Ярко и полно выражено старение вина. Вино круглое».

«Александр Алексан­дрович... иногда приез­жал на завод и предлагал виноделам ознакомить­ся с какой-нибудь опреде­ленной маркой из коллек­ции: португальской маде­рой фирмы «Братья Крон», «Куш-Кая князя Голицына» или его же «Лакрима Кри­сти». Он последовательно учил нас».

Жизнь князя Льва Голицына и его «божественный дар» дают потомкам богатую пищу для размышлений. Об идеаль­ном и материальном, о любви к ближнему, о благодарной люб­ви к матери-земле. О том, что подчиненность большой идее дает внутреннюю свободу, порождает чувство ответственно­сти, энергию созидания. О том, что историческая память мо­жет стать опытом самопознания.

…Лев Сергеевич Голицын смог воплотить эти постулаты, дополнив самым труднодости­жимым - любовью к ближнему.

Из брошюры А. Клепайло
«Лев Голицын и его дар».